Get Adobe Flash player

Адрес и телефон:

Тел: +7 (843) 253-31-45

Тел: +7 (843) 524-72-93

пн-пт 9:00-17:00

ул. Васильченко, д. 1 корп. 153 Б, офисы 122 ост. Разъезд Восстания, Бизнес-центр "Союз" Москва
E-mail: luksorkazan@yandex.ru

sffksdJKH&*90sdl;f_jd

Приглашаем дилеров из регионов. Звоните по телефону: 8 (843) 524-72-93

Как мы работаем

Главная Статьи

Российские военно-морские специалисты все чаще говорят о «модульном построении» перспективных кораблей ВМФ. «Мы стараемся идти по пути так называемого многофункционального, модульного построения кораблей», – заявил в интервью начальник управления планирования развития – заместитель начальника Главного штаба ВМФ контр-адмирал Василий Ляшок.

Об этом же говорил на встрече с журналистами главком ВМФ адмирал Виктор Чирков. По его словам, в перспективе на флот придут «корабли модульной конструкции, оснащенные широкой номенклатурой робототехнических средств». «Разработки этого корабля уже ведутся, – подчеркнул он. – На этот корабль планируется возложить максимально полный комплекс задач, выполняемых в прибрежных районах».

Вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий оборонку и возглавляющий Военно-промышленную комиссию при правительстве РФ, выступая перед кораблестроителями, со свойственным ему пафосом сказал: «Я требую от всех заглянуть за горизонт, увидеть перспективу даже не на 10, не на 20 лет, а более длительную. И мы увидим модульные корабли, корабли с модульным вооружением. Их производство можно сравнить, чтобы было понятно каждому человеку, с конструктором вроде LEGO, но собранным на наших заводах, по нашим лекалам».

Что же это за волшебные модули? Под ними в кораблестроении подразумевают два на первый взгляд схожих, но на самом деле отличающихся друг от друга технологических решения.

Первое относится непосредственно к строительству кораблей, а второе – к их вооружению и оснащению техническими средствами.

Технологический прорыв или маркетинговый трюк?

Разделение корпусов кораблей на отсеки, пусть и с некоторой натяжкой, уже можно назвать модульной технологией. Блочно-секционный метод, когда одни элементы (модули) корабля строились на одном заводе, а целиком он мог собираться на другом, был хорошо освоен к середине прошлого века. В последней четверти ХХ века модульный метод получил дальнейшее развитие. Он стал трансформным, то есть с использованием стандартной базы и «гибких» элементов конструкции создаются разные модификации или даже классы кораблей.

Сегодня все индустриально развитые страны, строящие военные корабли, работают по этому принципу. Примеров можно привести множество. Обратимся к отечественной практике. Так, еще на стадии тендера по перспективному корвету, организованного Министерством обороны РФ в 2000 году, ЦМКБ «Алмаз» представило семь вариантов будущего корабля. Они отличались конфигурацией вооружения и типами энергетических установок. Потом количество модификаций на единой базовой платформе увеличилось. Благодаря модульной конструкции на корвете зарезервированы объемы для размещения энергетических агрегатов, электронных средств, блоков вертикальных пусковых установок для противокорабельных, зенитных и противолодочных ракет в разных сочетаниях. Сегодня российские заводы строят «алмазовские» корветы проекта 20380 (серийные корабли отличаются от головного «Стерегущего» составом вооружения) и более совершенной версии – проекта 20385. Экспортные варианты корабля предполагают установку по желанию заказчика не только российских систем оружия, но и зарубежных.

И все-таки самыми продвинутыми в модульных технологиях оказались судостроители ФРГ. Со свойственной немцам педантичностью они довели их до логического совершенства, что, впрочем, как мы убедимся, не всегда означает достижение однозначного положительного практического результата. Специалисты фирмы «Блом унд Фосс» более 30 лет назад запатентовали метод проектирования и строительства, получивший название MEKO (сокращение от немецкого Mehrzweck-Kombination, дословно – «многоцелевое сочетание», а точнее – «многоцелевой комбинированный корабль»). Они всю конструкцию корабля разделили на примерно равные прямоугольные параллелепипеды, очень схожие с элементами детского конструктора LEGO. Эти «кубики» насыщаются различными системами, электроникой и вооружением. Из них и «складываются» фрегаты, корветы и патрульные корабли открытого моря (OPV). На верфях «Блом унд Фосс», ныне входящих в состав концерна ThyssenKrupp Marine Systems (TKMS), на других немецких и зарубежных судостроительных предприятий уже построено 63 МЕКО-корабля для ВМС 10 государств.

Конечно, полного «равенства» элементов при использовании метода МЕКО добиться не удалось, поскольку корпуса и надстройки кораблей требуют придания им большей или меньшей кривизны. Кроме того, ряд корабельных агрегатов, например, энергетические установки, никак не помещается в один стандартный «кубик». То есть метод МЕКО, изначально не вносящий ничего принципиально нового в основы модульного проектирования и строительства, в значительной степени носит виртуальный характер. В известной мере широко разрекламированная технология – хорошо продуманный маркетинговый ход, принесший немалый доход его изобретателям.

Следует обратить внимание на то, что ВМС ФРГ «признали» метод МЕКО далеко не первыми. Как-то не лежала душа у командования бундесмарине к таким кораблям. Только в 1994 году в состав ВМС Германии вошел фрегат Brandenburg – головной типа 123 в серии из четырех единиц. Затем последовали три фрегата типа 124. Но при их создании технология МЕКО использовалась далеко не в полном объеме.

А с корветами типа К130, тоже из МЕКовсковского семейства, вообще произошла осечка. Мало того, что их преследуют многочисленные технические неполадки, но и метод МЕКО в их случае продемонстрировал свою ограниченность. Проектировались они в качестве замены ракетным катерам. Первоначально до 2010 года планировалось построить 15 таких корветов. Но затем серию ограничили пятью единицами, которые до сих пор доводятся до ума. Для К130 не удалось создать управляемые по оптико-волоконному кабелю ракеты Polyphem. Они лишены противолодочного вооружения. На корветах должны были базироваться два беспилотных летательных аппарата вертолетного типа, предназначенные для разведки и загоризонтального целеуказания ракетному оружию. Но с БЛА тоже пока не сложилось. А в ангар, предназначенный для их размещения, обычные вертолеты не помещаются. То есть корабли остались без авиационной составляющей. Казалось бы, технология МЕКО могла решить эту проблему перестановкой и трансформацией «кубиков», составляющих ангар и надстройку. Но оказалось, что сделать это затруднительно без ухудшения и без того не блестящих характеристик корветов.

Сегодня не на корабли, а на их электронную начинку и вооружение приходится львиная доля стоимости боевых единиц. Поэтому и метод МЕКО если и позволяет снижать издержки, то незначительно. И все-таки он заслуживает внимания и изучения, поскольку повышает трансформные возможности базовых платформ и удешевляет серийное строительство близких по конструкции кораблей. Так, цена каждого из четырех запланированных к постройке для ВМС ФРГ фрегатов типа 125 полным водоизмещением 7200 тонн определена в 650 млн. евро, что более чем вдвое меньше стоимости американских эсминцев типа Arleigh Burke водоизмещением 9200 тонн. Правда, круг решаемых задач и возможности у американских кораблей значительно шире.

Метод МЕКО довольно жестко дисциплинирует поставщиков корабельного оборудования и вооружения в отношении массогабаритных характеристик их продукции. Наконец, принцип многоцелевого сочетания при правильно первоначально рассчитанных параметрах облегчает модернизацию кораблей. Однако его никак нельзя признать универсальным и требующим слепого подражания.

Lego из сказки Андерсена

Родиной модульно-контейнерного метода размещения вооружения стала Дания, где и появился на свет детский конструктор LEGO. Как и все гениальное, идея этого метода на первый взгляд проста. В стандартных 20-футовых контейнерах, с помощью которых сегодня осуществляется в мире значительная доля перевозок грузов морским, автомобильным и авиационным транспортом, размещается ударное, зенитное, противолодочное и противоминное оружие или, скажем, гидрографическое оборудование. Это не означает, что само это оружие находится на палубе кораблей в контейнерах. Но оно обязано вписываться в их габариты, перевозиться в них до пунктов развертывания и храниться в базах.

Меняя на одном корабле модули, флот может получить как бы сразу несколько боевых единиц разных классов. Согласитесь, какую экономию средств сулит этот метод! Но это – в теории.

В конце 80-х – начале 90-х годов минувшего века по программе Standard Flex 300 для ВМС Дании были построены 14 кораблей типа Flyvefisken полным водоизмещением 490 тонн, которые в зависимости от состава модулей могли выполнять функции легких ракетных корветов, патрульных кораблей, тральщиков, минных заградителей и гидрографических судов. Однако в процессе их эксплуатации выяснилось, что это дорогое удовольствие. Потребовались склады для хранения модулей и специалисты, обслуживающие их. Каждый раз при смене профиля деятельности нужно заменять часть экипажа – людей, которые были лишними при использовании «непрофильного» для них вида оружия. Возникли проблемы и со штатными членами команд. Ведь для того, чтобы управлять идущим в ракетную атаку кораблем, нужны совсем иные навыки, чем на том, который занимается поиском и тралением мин.

В итоге приняли решение не производить смену модулей. Часть кораблей использовалась только в качестве тральщиков, а другие – как ракетные. Несколько единиц стали выполнять функции патрульных. Но и от такой конфигурации в конце концов отказались. «Контейнеровозы» типа Flyvefisken из-за своей ранее предусмотренной «многофункциональности» оказались не очень хорошими минно-тральными кораблями, ракетными и патрульными катерами. Последний Standard Flex 300 вывели из состава ВМС Дании в январе 2012 года.

Впрочем, сама концепция модулей-контейнеров не умерла, поскольку в ней много рационального. Например, она нашла применение на двух датских многоцелевых кораблях поддержки (Flexible Support Ships) типа Absalon полным водоизмещением 6600 тонн, для которых предусмотрены контейнеры с вооружением и снаряжением. Но и корабли эти особые. Некоторые специалисты относят их к боевым кораблям, другие – к десантным, третьи – к вспомогательным судам. Они идеально подходят для выполнения таких миссий, как борьба с пиратами.

При использовании в качестве боевых кораблей на палубе их надстройки между ходовой рубкой и вертолетным ангаром можно довести количество пусковых установок противокорабельных ракет до 16, а зенитных ракет ближнего действия – до 36. Они размещаются в контейнерах, количество и комбинации которых в зависимости от потребностей варьируются. На той же палубе и в грузовом отделении в контейнерах находятся госпитальные блоки или каюты бойцов спецназа и морской пехоты, а также штабных узлов связи с соответствующим снаряжением. В грузовом отделении помещается до 55 единиц автомобильной и бронетехники, включая семь основных боевых танков. Вместо них Absalon может принимать до 300 мин заграждения. Если учесть, что эти корабли располагают мощной гидроакустической станцией и аппаратами для стрельбы противолодочными торпедами, а также двумя вертолетами EH101, то их можно привлекать и к противолодочным операциям.

Дооснащаться модулями-контейнерами могут и два датских OPV (патрульных корабля) ледового класса типа Knud Rasmussen полным водоизмещением 2050 тонн. На них зарезервированы места для контейнеров с зенитными ракетами Evolved Sea Sparrow и противолодочными торпедными аппаратами, хотя в мирное время они отсутствуют.

Опыт эксплуатации контейнизированных оружейных модулей в ВМС Дании продемонстрировал как положительные, так и отрицательные их стороны. Неудача постигла корабли малого водоизмещения, где каждая смена модулей оборачивалась головной болью у эксплуатантов и фактически вела к снижению боевой эффективности. Зато на кораблях достаточно крупного водоизмещения, располагающих специальными модульными зонами, этот метод продемонстрировал свою жизнеспособность. При этом номенклатура модулей не должна быть слишком широкой, дабы не осложнять их обслуживание экипажем. Так, на многоцелевых кораблях поддержки типа Absalon присутствуют всего два вида модуль-контейнеров с оружием: с противокорабельными ракетами Harpoon и ЗУР Sea Sparrow. Чаще всего они находятся на борту одновременно, только в разных сочетаниях.

Скоростные «хромые»

В 2002 году, когда ВМС Дании отказались от использования модульно-контейнерного метода вооружения кораблей типа Flyvefisken, в Соединенных Штатах на верфи компании Marinette Marine началось строительство первого корабля поколения after next, то есть обладающего боевыми возможностями не только дня сегодняшнего или завтрашнего, но и послезавтрашнего. Во всяком случае, именно так характеризовало тогдашнее командование ВМС США литоральные боевые корабли (ЛБК), которые призваны действовать у берегов противника. Были заложены два ЛБК двух разных типов: однокорпусной Freedom и тримаран Independence. При различии в конструкции они должны обладать общими свойствами: высокой скоростью хода (45–50 узлов), гибким составом ударного и оборонительного вооружения, для размещения которого в модуль-контейнерах отводится большая часть пространства под вертолетной палубой. Стоимость каждой единицы определили в 220 млн. долл. После сравнительных испытаний американский флот должен был определить тип ЛБК для серийной постройки в количестве 55 единиц. Но в итоге выбор сделали в пользу обеих версий.

Кроме высокой скорости Freedom и Independence пока ничем не отличились. Разве что бешеным ростом стоимости. Корабли типа Freedom теперь стоят 640 млн. долл., а типа Independence – 704 млн. долл. И это без учета цены модулей. А с ними дело явно не сложилось. Первоначально ВМС США собирались создать для литоральных боевых кораблей 17–20 видов модулей, насыщенных разным оружием (ударным, противолодочным и противоминным). Теперь речь идет о внедрении трех модулей. Из них более или менее готов противоминный. Используя его для эффективного поиска и уничтожения мин впереди по курсу корабля, самому ЛБК нельзя развивать скорость более 6–8 узлов. Для чего тогда нужна высокая скорость полного хода? Между тем до 40% затрат на корпусные конструкции, энергетические установки и электросистемы ЛБК преследуют одну цель – достижение высокой скорости. Только 400 тонн из 3000 тонн водоизмещения литоральных боевых кораблей приходится на полезную нагрузку. Если из нее вычесть массу топлива, оружия самообороны и боеприпасов к нему, пресной воды и продовольствия, а также вес членов экипажа, то на долю сменных боевых модулей «падает» всего 180 тонн.

Противолодочный модуль предполагается представить флоту к 2016 году. И каждый, по оценке Исследовательской службы Конгресса США, обойдется в 200 млн. долл., то есть почти столько же, сколько прежде отводилось на строительство всего корабля. Вызывает сомнения эффективность использования в составе противолодочного модуля необитаемого катера ASW USV. Этот 11-метровый дистанционно управляемый аппарат призван в течение более 24 часов действовать автономно и принимать на борт снаряжение и вооружение общей массой 2250 кг, в том числе высокопроизводительную ЭВМ, навигационные приборы, гидролокатор и торпеды. Но мореходные качества столь невеликого суденышка сомнительны. На волнении более трех баллов он вряд ли сможет работать. Способность его маломощной ГАС обнаруживать и классифицировать подводные цели в условиях сложной гидрологии прибрежных вод тоже не вызывает оптимизма.

А за ударным модулем ЛБК вообще просматривается элементарное мошенничество. Согласно заявлениям представителей военного ведомства США, главным противокорабельным средством ЛБК станут ракеты Griffin с эффективной дальностью стрельбы 3,5–4,5 км. Они будут выстреливаться из пусковой установки ЗРК обороны ближнего рубежа RIM-116 RAM, которая является штатным, то есть не сменяемым, оружием корабля. Их дополнят две 30-мм автоматические пушки Mк-46, размещенные побортно в кормовой части вертолетного ангара. Но ни ракеты Griffin, ни пушки Mк-46 не имеют никакого отношения к модульному снаряжению. Они просто дополнят носовое 57-мм автоматическое орудие Mk 110 корабля, тоже входящее в состав штатного вооружения. С таким арсеналом – конечно, с меньшим или большим успехом – можно бороться с крохотными быстроходными катерами Корпуса стражей исламской революции. Но не более того.

Сейчас программа строительства литоральных боевых кораблей подвергается резкой критике в США. Против нее выступают многие военно-морские специалисты, конгрессмены и средства массовой информации. Как отмечает авторитетный американский журнал Time, российские корветы типа «Стерегущий» имеют на 30% меньшее водоизмещение, чем ЛБК Freedom и Independence, цена их постройки составляет 20–25% от стоимости американских after next, но по своему боевому потенциалу они значительно превосходят ЛБК.

Однако вопреки здравому смыслу их продолжают строить. Почему? В силу ряда инерционных причин. Во-первых, за каждым из этих двух типов ЛБК стоят могущественные военно-промышленные корпорации – Lockheed Martin и General Dynamics – и огромное количество связанных с ними субподрядчиков. И они вовсе не заинтересованы в потере своих доходов. Через могущественные лобби в Вашингтоне компании добиваются положительных решений по реализации программы. Во-вторых, в поддержку ЛБК на протяжении последних 10 лет выступали все начальники военно-морских операций, то есть главкомы ВМС США (за исключением ныне занимающего этот пост адмирала Джонатана Гринета, который является профессиональным подводником), а также другие высшие офицеры флота. И признать сегодня ошибку означает поставить под удар авторитет не только нескольких адмиралов, но и военно-морских сил в целом. Однако непростая ситуация в экономике США и высокая стоимость ЛБК, чья эффективность, мягко говоря, дискуссионна, растущая критика программы строительства after next, похоже, рано или поздно заставят американскую администрацию отказаться от строительства литоральных боевых кораблей и искать более приемлемые варианты.

Модульные технологии в кораблестроении искушают своей кажущейся простотой и дешевизной. Но с ними все очень непросто. И прежде чем приступать к «модульному построению», нужно не один раз отмерить. Требуется сначала создать эти модули и провести ряд связанных с ними НИОКР на опытовых судах. И только потом в случае подтверждения расчетов приступать к закладке кораблей.

Соц. сети

Ссылки партнеров

Яндекс.Метрика

Яндекс.Метрика